Эксклюзив
28 мая 2020
337

Современная военно-политическая обстановка» Том I

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ

МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ МИД РОССИИ

 

 

ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Кафедра всемирной и отечественной истории

 

Реферат книги А.И. Подберезкина

«Современная военно-политическая обстановка» Том I»

 

Выполнил:

Студент 2-го курса ф-та МО

5 группа

Баландин Георгий Александрович

 

Научный руководитель

профессор кафедры всемирной 

и отечественной истории

Подберезкин Алексей Иванович

 

 

 

 

 

 

Москва 

2020 год

Книга «Современная военно-политическая обстановка: учебное пособие по курсу «Государство и военная безопасность» Том I.Алексея Ивановича Подберезкина посвящена изучению феномена военно-политической обстановки (ВПО), её особенностей, структуры и наиболее характерных черт. Автор акцентирует внимание на том, что в международной обстановке проходят радикальные изменения и очень важным аспектом является максимально точное определение состояния международной обстановки (МО) и наиболее вероятного сценария её развития. Эти трудности в полной мере отражаются на практике и на исследованиях, которые посвящены военно-политической проблематике.

 

Работа состоит из 3-ех глав, посвященных разных аспектам анализа состояния МО и ВПО: 

1. Война и политика в XXI веке: общие вопросы теории анализа и прогноза развития ВПО; 
2. Состояние и развитие современной международной обстановки (Прикладной анализ современной МО);
3. Развитие наиболее вероятного сценария военно-политической обстановки (ВПО) в мире: характерные черты и особенности. 

 

В первой главе автор рассматривает формирование военно-политической обстановки: основные субъекты, акторы и тенденции формирования ВПО, также учитывая новую структуру ВПО и обосновывая практическую потребность анализа и прогноза развития военно-политической обстановки.

Война и военное противоборство – это не всегда и совсем не обязательно вооруженная борьба, а сама вооруженная борьба – не единственный, а всего лишь один из видов силового противоборства. В стратегии противоборства субъектов ВПО в последние десятилетия произошли радикальные изменения, вызванные не только быстрым расширением всего спектра средств силового давления, но и изобретением многочисленных новых способов их применения. Поэтому в ХХI веке государства всё чаще выбирают не прямое («механистическое», вооруженное) силовое противоборство, а политическое влияние, которое превращается в управление противником. Применение военной силы в качестве инструмента политики «силового принуждения» не ограничено ни политическими установками стратегии безопасности, ни правовыми нормами, более того, прямо ими стимулируется. Военно-политические соображения («война») занимают доминирующее положение в отношении «политики». Невоенные средства оказываются предпочтительнее военных в двух случаях: во-первых, когда критерий «стоимость-эффективность» оказывается в их пользу, а, во-вторых, когда риски применения военной силы перевешивают соображения национальной безопасности. Но тем не менее военная сила рассматривается в качестве обязательной части силовой политики. Риски, издержки и неясные перспективы и последствия ведения современных войн – характерная черта использования военной силы, поэтому в ХХI веке в целом не только политики, но и военные теоретики пришли к пониманию, что эффективность внешней политики начинает в возрастающей степени зависеть уже не только и даже не столько от военных факторов, но и других силовых инструментов, а также от избранной стратегии (эффективности государственного управления). В данных условиях наиболее эффективным способ (менее затратный и менее рискованный) противодействия «силовому принуждению» - наиболее эффективная стратегия управления. Она заключается в широком использовании невоенных средств противодействия (изменение структуры экспорта, сохранение позиций на энергетическом рынке, переориентация импорта, стимулирование развития человеческого потенциала). 

Анализ, учёт развития основных факторов, формирующих МО и ВПО, – важнейшая часть национального стратегического прогноза и планирования, от точности которого зависит безопасность и эффективность развития государства, а иногда и само его существование. Основными группами факторов и тенденций, влияющих на формирование МО являются: 

1) Основные субъекты МО (государства члены ООН); 
2) Глобальные тенденции (технологические, социальные, экономически и др); 
3) Основные акторы (локальные человеческие цивилизации, коалиции, союзы, блоки, международные и др НПО); 
4) Когнитивно-информационные тенденции(доминирующие идеологии и парадигмы, качество человеческого капитала, качество и объемы институтов ЧК). 

Автор уделяет особое внимание влиянию такого важнейшего фактора – субъекта МО – как новые военно-политические центры силы и локальные человеческие цивилизации (ЛЧЦ),формирующие отдельные широкие коалиции. В центре внимания по-прежнему остаются главные субъекты МО и ВПО – государства, хотя их роль постепенно становится менее значимой по сравнению с широкими цивилизационными коалициями, а иногда (как в случае с массовыми экстремистскими организациями) и по сравнению с отдельными акторами. Всемирный экономический банк выделяет 10 глобальных тенденций, влияющих на МО-ВПО: 1) Прорывные технологии; 2) Индустрия 4.0 (большие базы данных); 3) Частный капитал; 4) Стартапы; 5) Новые взаимодействия государства и участников экономики (например, блокчейн); 6) Конвергентные технологии; 7) Высокая продолжительность жизни; 8) Усиление дисбалансов и эффект технологий; 9) Новые способы организации работы персонала; 10) Лидерство в ХХI веке.

Анализ и прогноз развития современной ВПО во многом должен строиться на пониманиизначения таких явлений как национальный и государственный «суверенитет», «система национальных ценностей» и национальная «идентичность», а также различий между ними и другими понятиями. Так, от правильного, адекватного понимания системы национальных ценностей непосредственно зависит современное политическое целеполагание, которое формируется прежде всего на основе ценностей (национальных, либо региональных или цивилизационных, либо чужих), а не, как прежде, когда цели формировались исключительно на базе интересов (групповых, личных, классовых, национальных, государственных). Проблема – в создании эффективного государственного механизма реализации этого целеполагания в реальных современных условиях развития ВПО. Для того, чтобы не стать «добычей» для других ЛЧЦ, России необходимо в большей степени ускорения усилий в её социально-экономическом и научно-культурном развитии, прежде всего в области опережающих темпов развития качества НЧК и его институтов («креативного класса»). Национальная безопасность и развитие требуют прежде всего защиты национальной идентичности. 

 

Вторая глава работы посвящена прикладному анализу современной МО: рассмотрение роли ЛЧЦ в формировании МО, разбор стратегического противоборства ЛЧЦ в XXI веке, выделение группы когнитивных и институциональных факторов, влияющих на формирование МО в XXIвеке.

В основе любой ЛЧЦ находится государство-лидер, которое доминирует и привлекает к себе на разных условиях и разными средствами и способами другие государства, подчиняя их в конечном счёте своим интересам. В настоящее время этот процесс характеризуется обострением борьбы западной ЛЧЦ и китайской ЛЧЦ, с одной стороны, западной ЛЧЦ и российской, исламской и другими ЛЧЦ, с другой. Сегодня ЛЧЦ (и их страны-лидеры) формируют в основном мировой порядок и нормы поведения не только внутри собственных государств, но и в коалициях. Более того, они претендуют на то, чтобы их национальные нормы и нормы ЛЧЦ стали универсальными. Так, например, подобная задача откровенно сформулирована в официальных документах США и НАТО («Национальная военная стратегия США»). 

Для анализа будущих сценариев МО предлагается следующая логическая последовательность, основанная на роли ЛЧЦ:

• 1-й этап – общая (глобальная) оценка состояния и перспектив развития всей человеческой цивилизации, выделение основных тенденций в развитии наиболее важных тенденций, трендов, факторов, субъектов и акторов, прежде всего, ЛЧЦ, стран-лидеров («стержневых») и их коалиций.
• 2-й этап – изучаются изменения в соотношении сил в мире, прежде всего, между ЛЧЦ, центрами силы и их коалициями, которые формируют МО и ВПО. Государственная, военная и коалиционная мощь и потенциалы традиционно являются главными показателями военно-политических и военно-экономических возможностей государств. Собственно такие характеристики и являются основными параметрами, характеризующими как ВПО, так и его отдельных субъектов и акторов.
• 3-й этап – изменения в политике, средствах и способах субъектов и основных акторов ВПО: прежде всего ЛЧЦ, их военно-политических коалиций, основных («стержневых») государств. Речь идет о военной политике, стратегиях и средствах их достижения в современной ВПО, то, что и является собственно военной политикой и военной стратегией государств и коалиций.Этот анализ требует конкретных исследований как относительно количества и качества ВВСТ, так и в отношении особенностей их использования. 
• 4-й этап – на этом, заключительном этапе, наконец, с учётом выводов и сделанных определений (или без оных), происходит выбор ответных мер, действий и стратегий, включая и учёт в том числе и будущего развития МО и ВПО.

В начале анализа ВПО лежит оценка самого себя и оценка вероятного противника. Положение России в мире и её роль в формировании МО и ВПО будет во многом зависеть от адекватного восприятия и последующей точной оценки её возможностей и самих возможностей, которыми она будет обладать в ближайшем будущем на фоне возможностей других ЛЧЦ, коалиций и государств.

Международная и военно-политическая обстановка (МО и ВПО) в мире в нашем веке радикально отличаются от того, что было ещё два десятилетия назад, но ещё больше будут отличаться через 15– 20 лет. Именно тогда, ЛЧЦ создадут по сути дела совершенно новую конфигурацию сил, в которой будет как минимум 4 вполне сопоставимых центра силы, конкурирующих за доминирование в формировании МО. При этом следует подчеркнуть, что именно будущая структура МО, где будет доминировать та или иная ЛЧЦ, в наибольшей степени будет влиять и на структуру ВПО. В качестве прогноза структуры систем МО до 2035-2040 гг. можно выделить 3 варианта развития ВПО: 

1) Доминирование западной ЛЧЦ; 
2) Доминирование китайской ЛЧЦ; 
3) Баланс между китайской, западной и индийской ЛЧЦ.

Для России это означает только одно: она слишком слаба для того, чтобы стать самостоятельным (равноценным) центром силы, но категорически не воспринимает своё вхождение в какой-то из сложившихся центров силы, понимая что платить за это вхождение придётся суверенитетов, идентичностью, в конечном счёте существованием государства и нации. В этой связи возникает принципиальный вопрос о переоценке характера и масштаба внешних опасностей и угроз России, возникающих в связи с появлением новых центров силы и коалиций, за которыми стоит развитие ЛЧЦ, неизбежном пересмотре принципиальных внешнеполитических и военно-политических подходов.

Среди многочисленных факторов и тенденций, влияющих на формирование МО и ВПО, особое значение стали играть те, которые формируют «виртуальную реальность», субъективное представление об объективных реалиях. Можно выделить 4 группы:

1) Группа субъектов МО; 
2) Группа наиболее важных акторов МО; 
3) Глобальных и региональных тенденций; 
4) Группа когнитивно-институциональных (человеческий капитал и его институты) факторов, которая стала играть исключительно важную роль в настоящем столетии, а инструменты которой превратились в решающие средства мировой политики.

На формирование МО, в отличие от ВПО, гораздо сильнее воздействуют, например, относительно объективные экономические, финансовые, а тем более географические и климатические тенденции, демография, развитие науки и техники и многое другое – то, что для формирования ВПО имеет относительно меньшее значение, а для СО может иногда и вовсе не учитываться.

 

В третьей главе эксперт уделяет внимание характерным чертам и особенностям развития наиболее вероятного (субъективно) сценария военно-политической обстановки в мире: значение ЛЧЦ и роль США в развитии конкретного сценария, степень взаимоотношений между ЛЧЦ и центрами силы, влияние конкретного сценария развития ВПО на развитие стратегической обстановки в Евразии, «переходный период» к военно-силовой парадигме развития сценария военно-политической обстановки в 2019-2025 гг. 

Автор предлагает рассмотреть определенный сценарий развития ВПО («Эскалация военно-силового противоборства»), в поддержку которого приводит следующие соображения, основанные на анализе МО и ВПО последних лет. Стратегические (глобальные и долгосрочные) интересы возглавляемой США западной ЛЧЦ и военно-политической коалиции лежат в основе политики США на Ближнем Востоке и в Сирии. Это означает, в частности, что США и их союзники по коалиции – от европейских стран-членов ЕС до арабских режимов – не заинтересованы не только в прекращении военных действий в Сирии, но и их ограничении. Более того, в установлении сколько-нибудь существенной внутриполитической стабильности. США и их союзники будут расширять пространство конфликта на запад – в направлении стран Северной Африки и в целом стран континента – и на восток, в направлении Ирака и Ирана, где они попытаются создать очаг нестабильности в случае, если им не удастся взять развитие МО в регионе под свой контроль. Более того, с этой стратегической точки зрения в стороне от возможного конфликта не могут остаться и союзники США по коалиции. Именно поэтому США настойчиво втягивают в конфликт с Ираном своих европейских союзников, а также не случайно и то, что у их близкого союзника – Саудовской Аравии – начались и развиваются проблемы с соседями. Противоборство ЛЧЦ и их коалиций в этой связи выступает как одна из доминирующих тенденций при формировании конкретного сценария и его варианта ВПО.

Вероятное развитие отношений между ЛЧЦ зависит от двух фундаментальных обстоятельств. Во-первых, скорости изменения в соотношении сил между ЛЧЦ и центрами силы. Во-вторых, политики лидеров ЛЧЦ и центров силы, в данном случае, – США, КНР, Индии, Ирана, Саудовской Аравии, Германии, Индонезии, России и нескольких других стран.

Классическая логическая модель развития МО, о которой говорилось выше, – отношения между ЛЧЦ, ведущие к разным сценариям МО, а затем ВПО и СО, в XXI веке неизбежно претерпит изменения потому, что значение промежуточных звеньев (наций, государств, коалиций) будет ослабевать, а конфликты между ЛЧЦ могут сразу приобретать стратегический характер, реализовываясь в двух основных формах – локально-региональных конфликтах и глобальных войнах. В современный период влияние СО на ВПО и МО усилилось в связи с появлением новых форм, способов и средств вооруженной борьбы, что стало ясно еще в период военных действий СССР в Афганистане в 1980–1989 гг.

Переход одного качественного состояния и развития объекта (в данном случае ВПО) к другому сопровождается неизбежной сменой парадигм, как наиболее общих представлений об особенностях и закономерностях развития общества, государства и экономики, что неизбежно и радикально отражается на всей внешней и военной политике государств и других акторах и, как следствие на формировании МО и ВПО. В начале ХХI века в мире произошли такие радикальные изменения: 

1) В экономике новый технологический уклад и 4-я промышленная революция произвели переворот, который был равнозначен по своим масштабам промышленной революции начала ХХ века; 
2) В научно-технологической областипроизошла информационная революция, которая привела к ещё более радикальным изменениям в управлении и связи, а в военной области – к военно-технической революции; 
3) В политической и социальной областях произошли не менее радикальные изменения, последствиями которых стали кризисы традиционных идеологий и политических систем. 

Во втором десятилетии нового века эти и другие революционные изменения привели к кризису в области международных отношений, когда одна сторона – лидеры развитых капиталистических государств во главе с США – поставили в качестве своей сверхзадачи сохранение своего финансово- экономического и военно-политического контроля в новых условиях, что объективно противоречит процессу изменения в соотношении мировых сил и формированию новых парадигм развития. Этот кризис обострился со второго десятилетия нового века, когда стало уже можно говорить о наступлении «переходного периода» от одного состояния МО и ВПО к другому, иногданазываемого переходом от однополярности к многополярности. Именно такой период состояния МО и ВПО переживает сегодня человечество, который связывается, как правило, с переходом структуры МО от однополярности к многополярности, экономики – к новому технологическому укладу, а общественно-политического устройства и идеологии – от либерально-демократической модели к иной, не известной и не принимаемой по ка что в человеческом обществе. 

Таким образом, книга Алексея Ивановича Подберезкина дает основательную теоретическую базу для системного анализа МО и ВПО и его практического применения, то есть выстраивания долгосрочных прогнозов. В XXI веке, когда военно-политическое противостояние локальных человеческих цивилизаций и коалиций стран приобретает всё более сложные формы, точноепрогнозирование является ключевым элементом выстраивания эффективного управления государством. При верном и системном прогнозировании Россия не только обеспечит себе место под солнцем в последующие 15-20 лет, но и сможет внедрить качественные изменения в курс собственной внутренней и внешней политики. Остается только это верное прогнозирование обеспечить и внедрить в список государственных приоритетов (Стратегию национальной безопасности, Военную доктрину и т.д.), что на данный момент остается проблемой.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован